Принятие

 ● Опыт

Подумала сегодня о принятии. Точнее, мысли сами приходили.

Во-первых, о принятии того, что есть в жизни. Затерто уже, да, читано-перечитано, думано-передумано мной самой. И все же. Увидела, почувствовала, как именно прекратить сопротивление реальности, пуститься по течению — когда очевидно, что грести против нет сил или нет желания, или еще чего-то нет. Просто расслабиться и сказать — да, пусть будет так (как в песне у хай-фая гыгы). Именно прекратить сопротивляться реальности, перестать ее отрицать. Я вот хочу, чтобы все было как-то хорошо, и даже хочу что-то делать для этого, но не знаю, что. Пока не знаю. А тут я подумала, уловила, что просто надо принять факты, расслабиться, отпустить. Когда я думаю о расслабленности, о принятии, то я вижу расслабление в области груди, сердца в первую очередь. Ведь контакт с Богом у меня лично там и затыкается — и именно от напряжения, от взятия себя в руки, от приструнивания, от этого "эээть!", "раз-два взяяли!", "ну-ка подналяжем!" — короче, от натуги. А надо расслабленно, не давить, не переть, не выпучивать глаза и не напрягать низ живота, не делать лишних движений. Танца хочется. Не то чтобы усилий не прикладывать, но прикладывать их в нужный момент и в нужном объеме, а у меня всю жизнь сверх-усилие и сверх-напряжение. В общем, как-то так примерно.

И от этих мыслей вчерашних сегодня перешла к тому, опять же не новому, вроде бы банальному и очевидному пониманию, что все надо просто пережить. То есть моя обида на мир, на маму, на обстоятельства — за то, что покалечили меня при рождении и потом — они были во мне — да, с такого вот маленького возраста. Да даже до рождения я уже горевала о том, что меня никто не ждет. И эти чувства — через них не перепрыгнешь, они хотят быть прожитыми, точнее, они и так живут и нужно просто дать им прожить их жизнь — сколько им уготовано от рождения до умирания, иссякания. Обиды на родителей, злость, отвращение к себе, зависть, гордыня, желание быть круче всех (ну в общем, это и есть гордыня), презрение к людям (то же самое) — что там еще было и есть у меня? — оно есть и поэтому нужно себе позволить — это и есть принятие, вместо сопротивления реальности и фактам. А если они не закончатся никогда? То — все равно они уже ЕСТЬ. И лучше уж их видеть, жить с ними по возможности дружно, а не воевать — не убивать часть самого себя. Вот такие инсайты.

Подумалось еще и о боли — физической в первую очередь. Несколько раз у меня получалось не сопротивляться ей, а прожить ее, как бы соединиться, поймать ее волну, прокатиться на этой волне, продышать ее. А невыносимость боли имела место тогда, когда я начинала внутренне ей сопротивляться, как бы отказываться от нее, а значит и от самой себя — ведь боль была моей, т.е. частью меня. То же было и с душевной болью. Пока не позволяла себе отгоревать, не устроила себе траур по умершим фантазиям, не рожденным детям, несостоявшимся отношениям — они все сидели во мне где-то на сердце гниющей занозой. И гораздо легче становилось тогда, когда я отпускала себя, погружалась в те чувства и эмоции, давала себе и им место и время. То же самое о беспокойных тревожных состояниях, необъяснимых печалях, тоске — спрашиваю себя — о чем это, расслабляю что-то внутри себя, убираю сопротивление внутри себя и что-то важное выходит на свет.