Наше время и параллельные миры

 ● Лирика

В удивительное время живём: кто-то всё ещё верит государству, медицине, науке; кто-то уже давно стал сторонником альтернативных идей, а некоторым хватает смелости забить на все идеи и жить по-своему, в стороне от массовой кутерьмы. Кто-то ещё стремится к успеху, верит, что деньги решат все его проблемы; кто-то смирился, поставил на себе крест и не стремится; а у кого-то уже были успех и деньги, однако их оказалось недостаточно. Для кого-то квартира в столице — предел мечтаний, а для кого-то просто данность, часть унылой обыденности, от которой хочется сбежать на природу, в деревню или в Таиланд. Кто-то твёрдо уверен, что детей обязательно надо рожать до 25, непременно в роддоме, а потом отдавать в ясли, детсад, школу, — а как же иначе? А кто-то рожает в 40, дома, уделяет детям столько времени, сколько им требуется, и спокойно занимается их домашним обучением. Кому-то необходим рабочий коллектив, а кто-то с удовольствием работает удалённо дома. Кто-то не представляет своей жизни без автомобиля, а кому-то он (и весь спектр связанных с ним забот) и даром не нужен. Кому-то важно иметь смартфон последней модели, а кому-то хватает функций старой кнопочной "Нокии", которая чаще всего забывается дома за ненадобностью. Есть как те, для кого спорт равен здоровью, так и те, кому спорт здоровье угробил; бывают и те, кто просто живёт в своё удовольствие и оказывается здоровее других.

Прикольно, что мир устроен так, чтобы каждый мог получить тот опыт, который ему необходим; мог пройти желаемую череду очарований и разочарований, обретений и потерь, и всего такого прочего. И нет во всём этом ничего глобально правильного или неправильного — есть только то, к чему тянет каждого в отдельности, а мир согласен со всеми.

Например, решает человек для себя твёрдо, что любви не бывает и мир даёт ему возможность жить без любви — так и живёт: по расчёту, по психологической или астрологической совместимости, так, что выстраивание отношений становится тяжёлой работой, без любви. Или убедит себя человек, что ни чудес, ни судьбы не бывает, что не могут события выстраиваться сами собой, и получает жизнь, полную труда, превозмоганий, где надо всё решать и всего добиваться самому. Убедится человек, что любые болезни надо лечить, ходить к врачам и есть таблетки — так и происходит. При этом объективно существуют те, кто ищет и находит любовь; те, в чьих жизнях случаются чудесные совпадения и удивительные события происходят сами собой; те, кто не бежит к врачу и не хватается за таблетки по малейшему поводу, а просто позволяют себе переболеть.

Что и говорить, мир в котором мы живём состоит из множества параллельных миров, обитатели которых порой настолько отличаются, что принципиально не способны понять друг друга: олигархи и алкоголики, тусовщики и отшельники, программисты и домохозяйки... Нельзя сказать наверняка, что у этих миров есть иерархия, что обитатели одних "круче" обитателей других: тот, кто всего добивался своим трудом, сильнее и упорнее того, кому всё чудесным образом доставалось само собой. Просто тот, кто жил только в одном из этих миров, действовал лишь одним способом, упускает из вида огромную часть реальности — не знает, что можно жить совсем по-другому и каково это.

Не у всех в принципе есть интерес к такому познанию — некоторым вполне по душе прожить всю жизнь в одном мире, отгородившись своей системой убеждений от всех других миров вплоть до игнорирования очевидных фактов. Тем же, у кого такой интерес имеется, чаще всего мешает путешествовать между мирами именно убеждённость в принадлежности к одному определённому миру. Все эти: "я должен зарабатывать деньги, на остальное нет времени", "я атеист, не могу читать в эту чушь", "я технарь, мне чужда эта гуманитарщина", "я домохозяйка, мне не понять", "я тупой, мне эти тонкие материи ни к чему", "я слаб и ничего не решаю", "я уже стар для этого"... Всё это на самом деле не важно: если в человеке есть некая "искра", стремление прорваться сквозь пелену убеждений и пережить что-то ещё, казавшееся принципиально невозможным, то рано или поздно оно прорвётся вопреки всему.