Фаллический символ в Гродно

Быть настоящим мужчиной

 ● Опыт

— Ты вообще мужик, или в жопу вжик? — хамит обладатель подвыпившего стареющего голоса обладателю более молодого в ответ на замечание в свой адрес.

— Чё, ты типа умный? Ну-ка, скажи как звали коня Александра Македонского? — нагло перебивает мой тост на юбилее отца директор фирмы, на которой отец работает. Солидный, состоятельный человек зачем-то пытается самоутвердиться на фоне юноши. Впрочем, имя коня я тогда вспомнил.

— Ты не сделал в жизни ничего такого, что заслуживает моего внимания; сообщай о своих достижениях, пока что их нет, — а это уже непосредственно мой родитель подпевает родительнице, комментируя издание моей первой книги. Как будто вырастил сына специально чтобы критиковать его, надсмехаться и гордо возвышаться над ним, вызывая "на слабо" и награждая своим драгоценным вниманием только за соответствующие отцовским "понятиям" достижения.


Жизнь сложилась так, что мне никто толком не объяснил, что значит быть мужчиной, в чём суть? Я с детства наблюдал за окружающими мужичками, которые преимущественно вели себя как жалкие, завистливые, злобные, напыщенные малолетние говнюки, презрительно (в лучшем случае снисходительно) относящиеся к женщинам, а про благородных настоящих мужчин я только читал: в сказках, героических историях, а потом и в психологической литературе. Сказочные герои были мне ближе, понятнее и нравились гораздо больше: вот мужик, вот проблема, мужик что-то делает, сталкивается с непредвиденными обстоятельствами, советуется с женщинами, принимает решения, рискует, иногда теряет всё, но в итоге решает проблему (или вообще меняет обстоятельства так, что она исчезает), зачастую совершенно неожиданным для себя способом и с приятными дополнительными бонусами — в итоге всем хорошо. Красиво! В реальной жизни сталкиваясь с проблемой мужик почему-то чаще всего уходил от её решения: иногда в запой, иногда в философские рассуждения, иногда в обиду, иногда на работу, на рыбалку или в гараж; боялся жертв и риска. Проблемы накапливались, мужик злился, жена злилась, детям тоже доставалось (часто вообще проблемы перекладывали на них) — в итоге всем делалось плохо. И даже если мужик брался, наконец, за решение проблемы, он обычно делал это каким-то уж очень трудным и скучным общепринятым способом, с видом героя-страдальца и обвиняя всех вокруг — совсем не как в сказке. И совсем не красиво.

Я рос и удивлялся — почему так? Ведь все мужчины читали те же самые сказки и прекрасно понимают, что такое быть мужиком, как понимают и то, что подавляя свою мужественность, отказываясь проявлять инициативу и действовать, они унижают самих себя и делают всем хуже. Как тут почувствуешь себя мужиком, когда тебе за пятьдесят, а ты всё ещё боишься обидеть маму; когда за всю жизнь не построил свой дом и живёшь в тесной квартирке, доставшейся от родителей; когда по привычке терпишь рядом стервозную нелюбимую женщину и боишься разойтись; когда постоянно малодушничаешь и экономишь деньги; когда чувствуешь, что не дал своему ребёнку то, что должен был дать как отец; когда понимаешь, что крупно облажался в жизни, но стыдишься это признать; когда самые яркие приключения случались с тобой во времена юношеских пьянок или службы в армии, а с тех пор ничего интересного в жизни не происходит; а может ты и вовсе никогда в жизни не проявлял свою волю — тупо соглашался на всё, действовал по указке и брал что дают? По-моему любому мужчине от такого становится противно на душе.

Те, кто утверждает: "да, я ничего не решаю, плыву по течению, терплю неудобства, и меня это устраивает", — обычно врут. От задавленной мужественности плохо всем: когда энергия, предназначенная для перемен и разрушения внешних неудобств, оказывается неиспользованной, она закипает внутри, превращаясь в злобное раздражение. Дальше разница только в выборе направления: саморазрушение или разрушение окружающих.


Сразу даже трудно внятно объяснить, что здесь не так — я просто интуитивно ощущаю фальшь и подлость, когда кто-то выпячивает свой статус или эрудицию как доказательство мужественности, или выдаёт, скажем, количество любовниц и службу в армии за подвиг, или каким-то другим способом выпендривается перед окружающими, обычно перед теми, кто младше, неопытнее и слабее, стремясь над ними возвыситься. Как тут не вспомнить метафору про "меренье письками". Однако в таких случаях возникает ощущение, будто перед тобой гордо размахивают накладным резиновым членом. Именно резиновым, искусственным, состоящим из формальностей, — свой-то, настоящий, стыдно показать, а может его и нет вовсе...

Чувствует ли себя кто-то из таких размахивающих полноценным мужчиной? Разумеется нет, иначе не требовалось бы так отчаянно доказывать это всем вокруг. Тем более, что все их доказательства, как правило, полны лукавства, которое вскрывается при уточнении подробностей: у эрудита обнаруживаются проблемы с логикой, грамотностью и решением простых житейских проблем; армия оказывается подобием детского сада с повышенной степенью муштры; количество любовниц оказывается обратно пропорциональным качеству секса (про душевную близость и вовсе говорить не приходится); статус и богатство обычно оказываются добытыми либо позорным, либо обманным путём, а то и вовсе полученными на халяву — мужественностью там и не пахнет.

С резиновыми всё понятно, но каковы же тогда настоящие? Для меня лично наиболее яркие мужественные переживания — это всегда про столкновение с неизвестностью и движение сквозь неё: решение проблем, исследование, поиск добычи, преодоление преград, эксперименты... Идти своим путём, ощущая собственную силу, даже если нет никакой цели (а в жизни явно заданной цели нет изначально), просто потому что хочешь и можешь — очень приятное, по-настоящему мужественное переживание.

https://memepedia.ru/wp-content/uploads/2017/06/16387106_10211696738403952_725622403330789314_n-768x768.jpeg

Когда мужчину называют половым органом, в этом нет ничего постыдного. Мужчина это и есть хуй, и когда приходит пизда (даже если это пизда всему), он не теряется, а знает что делать. И даже если не знает — всё равно делает.

Я чувствую себя мужчиной потому, что много раз сталкивался с неизвестностью и преодолевал её; действовал вопреки правилам и выгоде просто потому что так решил; разгребал последствия своих решений; совершал личные подвиги разной степени, после которых язык уже не поворачивается сказать, что моя жизнь прожита зря. Это не сделало меня супер-крутым мачо, и даже не сделало богатым. Просто теперь я в достаточной степени знаю себя и уверен, что в любой ситуации сделаю всё, что в моих силах, буду идти до конца. А в знании себя доказывать и соревноваться с другими особо нечего и не за чем — как раз тот случай, когда "знающий не доказывает, доказывающий не знает".


Пробовать, ошибаться, признавать это, проживать последствия и двигаться дальше — мужественно, а обосраться и сидеть в говне, пытаясь при этом "сохранить лицо", сделать вид, будто всё в порядке — нет. Мужественность вообще не имеет отношения к "лицу", то есть внешнему образу. Ни заработок, ни статус, ни соответствие ожиданиям родителей, ни знание имени коня Александра Македонского, ни даже "в жопу вжик" не определяют человека как мужчину — всё это вторично. Главное — насколько он при этом сохранил свой внутренний стержень, остался верен своей совести, своему пути; насколько искренен с самим собой, а это может чувствовать и знать только сам человек — до окружающих доносятся лишь отголоски внутреннего самоощущения.

Я много раз ошибался: связывался с не своими компаниями, внушал себе чуждые убеждения, встречался с не своими женщинами и тратил на них деньги, заработанные на не своих проектах... Но при этом всегда стремился откопать и проявить именно своё внутри, и найти именно своё снаружи. Стремился, отмечу, совершенно бессознательно — голова при этом была занята чем угодно, но не осознанием того, что я ищу. У меня всегда был внутренний хуй стержень, даже когда я сам в это не верил, — он как раз и проявлялся в стремлении... Просто стремлении: куда-то вперёд, не смотря ни на что, сквозь лабиринты глюков, тернии страхов и объективных препятствий; нанизывая на себя всё подряд, а затем отбрасывая лишнее, и стремясь туда, куда зовёт душа, любой ценой.

Люди с ярко выраженной мужественностью зачастую быстро сгорают из-за этого оголтелого стремления — "нанизывая на себя всё подряд", легко увлечься, нахватать лишнего и рухнуть под его тяжестью. Меня от такого исхода спасла врождённая женственность — чуткость, разборчивость, некоторая жалость к себе. А потом её органично дополнила женственность моей жены. В целом, односторонняя, крайняя мужественность обрекает человека быть вечным мальчиком — неразборчивым, увлекающимся, прямолинейным и безжалостным; и только в соединении с женственностью он становится мужчиной — чутким, разносторонним, разборчивым, ответственным. Соединяясь с женщиной, мальчик, который постоянно противопоставлял себя окружающему миру и жизни, соединяется с миром и жизнью, находит своё место в них. Это может звучать чересчур пафосно, но на практике так и получается: те, кто находит себе пару (особенно подходящую, свою), всегда постепенно уходят от своих старых "игрушек" и друзей, с которыми играли в них, — уходят ради более полноценной, настоящей, взрослой жизни. Это два разных пространства смыслов: в мальчишеском могут царствовать оторванные от жизни абстрактные идеи и сиюминутные увлечения, а во взрослом определяющее значение имеют долгосрочные сценарии, реальные вещи и поступки. Одно пространство не исключает другое, просто у взрослого больший объём.

Будучи полноценным мужчиной, соревноваться с мальчиками не хочется. Бывает интересно поддержать молодёжь и поделиться опытом с теми, кому это необходимо — это ощущается естественным. А подражание, зависть, бухтение, оценивание, подленькие насмешки — удел даже не мальчиков, но мужчинок (невылупившихся личинок мужчины, лол), которых так плотно запеленали в страх и стыд, что те так и не решились проявить свою мужественность. В том числе — побоялись полноценно познать женственность, соединившись с ней. Бояться, ничего не делать и унижать тех, у кого хватает решимости делать хоть что-то по-своему — антимужественно. Не женственно, а именно антимужественно — так онанист, который сам не использует свою потенцию по назначению, пытается высмеять тех, кто может себе это позволить.

Именно это внутреннее ощущение себя слабаком, импотентом, дрочилой, не достойным стать мужчиной, вынуждает демонстративно компенсировать его вовне, возвышаться над теми кто младше и слабее, унижать, надсмехаться, хвастаться, давить эрудицией... Это стремление сделать другим не менее противно, чем тебе противно от самого себя. Так и превращаются в вечно-недовольных старичков, готовых бесконечно брюзжать, искать виноватых, смешивать других с дерьмом, но никогда и ничего не менять в своей жизни самим. Причём в любом возрасте.

Но это тупиковый путь: сколько ни унижай других, на душе всё так же погано. Рано или поздно приходит время столкнуться со своей задавленной мужественностью, прожить ощущение себя полнейшим говном, вспомнить малодушные, трусливые, подлые поступки, когда был самому себе противен. И может быть наконец позволить себе проявить свою волю, поступить как настоящий мужчина, как тот самый герой, который берёт и делает, сталкивается с неизвестностью, рискует, меняет жизнь и приходит в итоге к чему-то новому.

Борис Жук

Борис Жук

Человек и белорус, осознанно забросивший карьеру гейм-девелопера, живший в лесу, закалённый сибирскими реками, эзотерическими экспериментами, а так же нездоровыми отношениями с девушками и родителями. Автор книги "Исповедь дурака".