Кадр из фильма "А если это любовь" 1961г. реж. Юлий Райзман
Кадр взят с kino.mail.ru

"А если это любовь", Ю. Райзман, 1961 г.

Опубликовано

Впечатления

Классика советского кинематографа. Фильм в прямом смысле потрясающий. Жуткий в своей простоте и реалистичности. О травле, об обесценивании чувств, об уничтожении в человеке самого теплого и живого, что в нем есть. Конец — неожиданно, как обухом по голове. Символы — влюбленные в заброшенной и разрушенной церкви; грузовики, везущие на стройки материалы и не дающие детям переходить улицу; девушка — еще живая и веселая в начале фильма, в конце — с равнодушным "взрослым" видом оплачивает коммунальные услуги и покупает в магазине вермишель.

В фильме показано, как люди, вряд ли сами когда-либо любившие, узнают о влюбленности школьников и начинают думать сразу самое пошлое и самое плохое — а у детей при этом чистейшие помыслы, они еще даже не целовались ни разу. Всем окружающим главных героев — и учителям, и родителям, за небольшим исключением, плевать на детей, на их души и чувства, а важна только собственная репутация: то самое "как бы чего не вышло". Никто не хочет проблем, а влюбленность детей стала потенциальной проблемой. Чистая влюбленность именно чиста, а чувства делают божественно-прекрасным, по-детски бесхитростным и простым все то, что без них стало бы банальной пошлостью. В фильме противопоставляется нежность, чистота, хрупкость чувств подростков и грубость, замороченность, пошлость взрослых. Учителя и родители изо всех сил пытаются быть деликатными, но при этом волей-неволей неизбежно оказываются слонами в посудной лавке, случайно растаптывающими живое и уязвимое. Чем больше взрослые стараются избегать пошлости, тем пошлее у них все получается. И, что характерно, никто из них не решается по-взрослому, прямо расспросить влюблённых о том, что между ними происходит, спокойно обсудить ситуацию и внести ясность — каждый предпочитает витать в собственных домыслах.

Я увидела, как человек принимает решение отказаться от любви, от чувств и превращается в циничного полу-робота — и это именно решение. Потрясла сцена, в которой недалекая и уставшая от тяжелой жизни мать хлещет по лицу дочь на глазах у людей, не разобравшись ни в чем, — дочь для нее априори виновата. Та же мать говорит дочери о том, что нету никакой любви, в нее верят молодые дурочки, а на самом деле всем мужикам нужно только одно, и это "одно" и есть то, что мечтательные дурочки зовут любовью. И мать не врет, она и вправду любви не знает — в ее нелегкой безрадостной жизни все именно так, как она говорит. В другой сцене мать вслух нахваливает фигуру дочери — и плечи, и даже "грУдки" — мол, любой мужик на такое добро позарится. И ни слова о душе, о чувствах. Даже не замечает, как этими словами не утешает, а только унижает свою дочь, и понятно, что это не столько ее вина, сколько беда. Мать втягивает дочь в свой мир, — мир несчастных грубых женщин, — потому что сама живёт в нём, так же, как её собственная старая мать, и не верит, что можно жить иначе. Так из поколения в поколение и передаётся это родовое проклятие.

Жизнь человека должна проходить согласно определенному порядку, выбиваться из которого нельзя, и плевать на желания, на право собственного пути — одинаковые панельные дома на это как бы намекают. А тех, кто выбился, нужно забить обратно.

Лицемерие — когда на уроках в школе говорят о высокой любви те, кто ничего о любви и не знает, и кто воспринимает это слово в самом пошлом его смысле.

Яркие образы второстепенных персонажей и немного приглушенные — главных. Теснота и неуютность свежепостроенных панельных районов. Кругом стройка, стройка... Хорошо, что рядом лес — в начале фильма влюбленные там и проводят свидание, а потом уже только в неуютных голых дворах, подъездах да на стройке встречаются — то ли как на сцене, то ли как в тюрьме под угрозой обстрела караульных. Больно наблюдать за тем, как герои-подростки сами постепенно начинают видеть в своих отношениях нечто постыдное, ощущать себя аморальными, смотреть на себя и свои чувства глазами старших; как страхи и правила берут верх над живой душой.

В общем-то, конфликт в фильме мне показался несколько искусственно накрученным, но знаю, что в те времена неприятные слухи о девушке, даже беспочвенные, могли основательно подпортить жизнь, а кого-то и к самоубийству подталкивали, и общественность тогда, бывало, активно вмешивалась в личную жизнь людей. Мне показалось, что главные герои больше боялись травли, чем им фактически досталось. Понимаю также, что сценаристу и режиссеру важно было создать максимальное напряжение ситуации, чтобы показать то, что в итоге показали.

Фильм из тех, что снят с душой и содержит в себе, кажется, больше, чем в него изначально вкладывали.